Через 40 лет государство рассекретило мюнхенские архивы

30.08.2012

1346314458_Iszrail_skieatletuy (370x223, 34Kb)

 Через 40 лет Израиль рассекретил 45 документов о резне в мюнхенской Олимпийской деревне, включая реакции премьер-министра Голды Меир и жалобы тогдашнего главы Мосада Цви Замира о том, что немецкая полиция «не делает даже минимальных попыток для спасения человеческих жизней».

Документы были опубликованы в среду 29 августа, в ознаменование 40-летия гибели израильских олимпийцев от рук палестинских террористов в ночь с пятого на шестое сентября 1972 года.

«Если и есть осязаемое проявление шизофрении, то это были именно той ночью», — такими словами описывала премьер-министр Голда Меир события страшной ночи, когда она с министрами и советниками сидела в своем иерусалимском доме и следила за сообщениями о ходе операции по спасению израильских спортсменов на территории немецкого военного аэродрома Фюрстенфильдбрук возле Мюнхена.

Вначале, когда казалось, что усилия немецкой команды увенчаются успехом, у всех было приподнятое настроение, но оно вскоре сменилось отчаянием, когда стало ясно, что усилия провалились, и девять израильских заложников убиты. Еще двух спортсменов террористы убили, когда перелезли через забор Олимпийской деревни и ворвались в комнаты, которые занимала израильская олимпийская сборная.

Опубликованные документы показывают всю хронику трагических событий, телеграммы МИДа расписывают по минутам совещание кабинета министров, заседания комиссии Кнессета по иностранным делам и обороне, а также официальную переписку между израильскими и немецкими официальными лицами.

Некоторые документы были отредактированы во избежание публикации особо секретной информации.

Первый документ, датированный 5 сентября 1972 года, был первой каблограммой из израильского посольства в Бонне с сообщением, что немецкая полиция докладывает о том, что вооруженные палестинцы с автоматами захватили израильскую резиденцию в Олимпийской деревне и потребовали освобождения палестинских заключенных из израильских тюрем.

Последний документ, датированный 8 ноября, расписывает по минутам встречу между премьер-министром Голдой Меир и немецким послом на фоне напряженности, возникшей в отношениях между Израилем и Германией, когда стало известно, что немецкие власти освободили троих оставшихся в живых террористов «Черного сентября» после захвата в октябре самолета авиакомпании «Люфтганза».

Документы разделены на девять разделов:

-Первые сообщения о похищении и до провала немецкой операции по спасению заложников.

-Переписка о том, нужно ли приостанавливать или переносить проведение Олимпийских игр.

-Документы, касающиеся того, как повлияет эта трагедия на последующие взаимоотношения между Израилем и Германией.

-Отчет немецкой полиции об операции и резкая критика ее главой Мосада Цви Замиром.

-Несогласие немецкой стороны с критикой Замира.

-Создание израильской комиссии (комиссии Коппеля) для изучения системы охраны израильской спортивной делегации на мюнхенской олимпиаде.

-Реакция правительства Голды Меир на отчет комиссии Коппеля.

-Выводы, сделанные комиссией Кнессета по иностранным делам и обороне об активных и пассивных способах борьбы с террористами заграницей.

-Ответ Израиля на решение немецкого правительства об освобождении оставшихся в живых террористов после похищения самолета «Люфтганзы».

Глава Мосада Цви Замир, вылетевший в Мюнхен, утверждал, что немецкое правительство не сделало ничего для спасения жизней израильских спортсменов.

Вернувшись домой, он сказал министрам: «Человеческие жизни для них ничего не стоят, ни свои, ни чужие. По моему мнению, и я говорю это с полной ответственностью, они не приложили минимальных усилий по спасению жизней, они не пошли на минимальный риск, чтобы попытаться спасти людей, ни их собственные, ни наши. Я не могу не сказать, что именно беспомощная и плохo проведенная операция по спасению стала причиной трагедии».

«У меня было такое впечатление, что у них в голове было только одно – они хотели продолжить Олимпиаду и закончить ее тем или иным способом», — продолжил Замир. Немецкая полиция и МВД обращались с ним «нетерпеливо и без желания». Министр даже пытался не пустить Замира в свой вертолет, который летел в аэропорт, где были террористы.

Поначалу Замир обрадовался, увидев, что у немцев был оперативный план, но вскоре его оптимизм улетучился. «Что мне сказать вам? У меня было такое чувство, я что бьюсь головой об стену». Снайперы использовали пистолеты вместо ружей, а бронетехника прибыла с 40-минутным опозданием. Осветительного оборудования у немцев не было, чтобы обнаружить террористов, занявших в темноте свои позиции.

Голда Меир попыталась смягчить ситуацию: «Смотри, меня там не было, и нам нужно быть предельно точными в наших оценках. Когда они планировали и когда они начали операцию, они хотели сделать это. У них было намерение спасти человеческие жизни».

Замир возражал: «Они даже на минимальный риск не пошли. Они стреляли по-турецки. Они лежали под прикрытием и стреляли, но никто из них из-под прикрытия не вышел. Среди их людей были раненые, и они могли проехать на джипе, чтобы вывезти раненых. Раненый полз на животе, и было ясно, что он умрет от кровопотери, но они не сделали ничего, чтобы спасти его».

Эстер Рот Шахморов, представлявшая Израиль на Олимпиаде в Мюнхене в 1972 году, в своей реакции на публикацию секретных протоколов сказала: «Германия совершенно ужасно и возмутительно занималась этим похищением. Когда мы видим, куда теперь привел террор, мы понимаем, что все начиналось именно там».

1346314528_sportsmenmemorial (250x168, 16Kb)

Рот Шахоморов, приехавшая вместе с семьями погибших спортсменов на церемонию открытия памятника погибшим спортсменам в Нацрат-Илите, сказала: «В этих откровениях меня больше всех возмущает сотрудничество между немецкими властями и террористами после теракта. Да, они пытались отвести опасность от своей страны и замести ее под чужой ковер».
www.forumdaily.com/16564/