Дружный друг дружащий

30.08.2012

Я так часто слышала «что может быть лучше любви?» или «как бы мне хотелось, чтобы меня любил..кто-нибудь». Далее обычно следует фантазия на тему того, как бы все было бы романтично-ванильно. Обожемой.
Лучше любви – только дружба.
Я часто представляю себе Друга. Он обязательно должен быть лучистым мальчиком с умными глазами. Он обязательно должен уметь петь и играть на гитаре.
Он должен быть внимательным и проницательным, таким чтоб, что ни слово, так дротик в самое сердце.
Я слишком ясно вижу наши прогулки и разговоры.
…Летом, когда в нашем городе нестерпимо жарко, он приезжает рано-рано утром ко мне за город и настойчиво звонит на телефон. Через какое-то время мелодия втыкается мне в сон и я просыпаюсь. Родителей дома нет, они снова уехали оп делам, сестра ночует у бабушки. И вот я протираю глаза торопливо, одергиваю майку, на ходу придумывая какими словами я его обругаю, и спускаюсь открывать. Он свеж, бодр, но сон теплится в уголках глаз еще. Я чуть-чуть приглаживаю волосы, соблюдая правила приличия, завариваю чай и начинаю ворчать. Пока он пьет ароматный зеленый китайский чай, я говорю о том, что он зря пришел с утра-пораньше, потому что в это время я зла и неадекватна и что я его ударю, если еще раз такое поторится и что.. он ставит кружку на блюдце с громким звоном и предлгает мне заткнуться. Иди, говорит, одевайся, мы с тобой идем гулять.
И вот мы идем по бесконечно дороге, я в белой длинной юбке и майке, которая на талии перетянута мягким коричневым поясом, он в расстегнутой серо-голубой рубашке из разряда нифиганенаработу и старых драненьких джинсах. Идем долго и далеко, солнце печет, я хочу пить и ною. Он спокойно отвечает, что не получу воды, пока не придем. За плечами у него большой рюкзак, что-то будет, думаю. Мы заходим в лес, находим какое-то более-меенее открытое место, похожее на поляну. Он достает из рюкзака старый тонкий плед, расстилает. Я откидываюсь на него и требую воды, которая собственно летит маленькими капельками мне на плечи, волосы и лицо.
Так мы проводим большую часть дня, просто вместе, я изредко отвечаю на мамины возмущенные звонки, он – на вопросы друзей.
После 4х мы идем назад. Вечер опускается медленно, его ощущает только кожа. Прохладно и зябко. Дома мы ужинаем, мама здоровается с ним, они обсуждают что-то нейтрально, но дружелюбно. Я переодеваюсь в свитер и мы едим куда-то опять. Он тоже натягивает кофту и останавливает машину у пятиэтижек. Ну что, идем? – спрашивает, улыбаясь. «Мам, я ночую у подуги, ты помнишь, мы договаривались?». И всю ночь мы пьем теплое вишневое вино на крыше, сидя близко друг к другу, завернувшись в плед. Под утро я засыпаю ,скатываясь на его плечо и он сопит мне в волосы. Мы видим похожие сны.
И ни капли романтизма и сентиментальности.
 (604x390, 53Kb)