Ихихи и почему я такая нудная?

30.08.2012

Сегодня мы играли в "Правду или действие". И я Жене загадала пойти к моему пьяному соседу-рокеру с 1 этажа и подарить ему от Управы Савёловского района на День России сувенир из ракушек с надписью "Ейск 2005" и карту постоянного покупателя какого-то косметического магазина (кстати, интересно, откуда она у меня).
Самое смешное, что когда дверь открыла женщина, Женя спросила: "А в этой квартире живёт мужчина?".
Ихихихи. Мне до сих пор бесовски смешно.

***

Это было в Италии. Лето 2007, когда я поступила на журфак.
Мы ехали откуда-то или куда-то на машине. Кажется, по виа Аурелия. Или по Джамбатисто Вико. Выезжали на автостраду из Форте в направлении Вероны. Горы были справа.
Я, мама с трёхлетней Соней, Маша-сестра, дедушка, жена дедушки, Филипп, его жена Катя и их мелкий сын Филипп Филиппович. Да, у нас в тот год была здоровенная машина.
И вдруг кто-то что-то сказал про Шарлотту Бронте. И про Айрис Мердок. Я тогда вообще почти о них ничего не знала.
Я смотрела на на сады и горы, на тосканские подсолнечные поля и думала: "Я никогда не стану такой умной. И не смогу рассуждать о литературе вот так как они: Бронте, Мердок".
Тут мне вспоминается грустная история из "Смерти коммивояжёра". О родителях, детях. Предназначении. Когда я думаю о том, что у меня есть предназначение и что мама обо мне думала, я чувствую запас силы.

Первый коллоквиум у нас был по гомеровскому вопросу. Все готовились. Перед началом Оксана заучивала какие-то цитаты из Тронского. Я рисовала на доске сюжеты из "Илиады".
Про коллоквиум мы знали только что Корнилова произносит его "ко[л'о]квиум".
А потом мне пришла мысль о том, что развитие литературы совпадает с моим. Я об этом
уже писала когда-то.
И я уже себя ассоциировала с литературным процессом. И мои события слились с литературой. Ну, кстати, кто заучивал цитаты, наверное, так и заучивает. А я до сих пор люблю на доске рисовать.
Ещё 3 года из 4 у нас был один и тот же преподаватель (это она мне казалась похожей на птицу). И моя дурацкая черта привязываться к людям.
Всё связалось в такую косичку.
Мне в детстве отрезали косу. Были длиннющие прямые белые волосы. А отрезали по плечи.
Хочется сказать, птица улетела. В метафорическом смысле.
В общем, я вроде как объяснила, почему я грустила из-за конца зарубежной литературы. Это оправдывает моё вчерашнее нытьё?

***

Когда я готовилась к экзамену, я всё говорила, что в этом семестре меня впечатлили действительно только Джойс и американская драматургия.
Билет, который я вытянула правой рукой не глядя, состоял из двух вопросов:
1) Джеймс Джойс
2) Американская драматургия ХХ

***

После экзамена - выставка World press photo. Очень много трупов. Трупы, раны, оторванная голова. Очень страшно.
"Красный октябрь" - очень много хипстеров.
А потом я шла к Боровицкой. И такой странной была Москва!
Она вдруг стала настоящим городом во времени. Как Рим.
Напротив страшного Храма ХС - задрипанная бензоколонка, на которой советским кеглем написано НЕ КУРИТЬ. Улицы со старыми названиями. Старые дома. Рядом ГэМэИИ им. Пушкина, по масштабу похожий на фашистский миланский вокзал. И люди медленно идут.