О грядущем

30.08.2012

заметки к проповеди на завтра

Неделя о Страшном Суде


Посмотреть на Яндекс.Фотках

Будут судиться не только люди, но и духи поднебесные. Снова увидят себя бесы прекрасными ангелами, тем кем они были. Вновь переживут они свое страшное падение. Сатана, который некогда был серафимом, светом и помощником Божьим вспомнит, как он, восстав против Бога, превратился в страшного, адское чудовище, обвившего щупальцами греха всю землю.

За теми, кто уже был в чине ангельском и пребывал в вечности с Творцом, но отверг Создателя воскреснут из праха люди. Праведники и грешники. Мы будем в своем узнаваемом облике, но это уже не будет тело костное. 
Иная оболочка - духовная, нетленная. Праведные и по молитвам прощенные – в виде добром, по образу воскресшего из мертвых Христа Спасителя; грешники нераскаявшиеся и Бога отвергшие – в виде смрадном и безобразном. 
Каковы грехи таково и состояние.

Все то, что скрывали от иных, вся та грязь и мерзость, запрятанная в этом мире от чужих глаз, предстанет во всей своей откровенной сути. Невозможно что-то скрыть, уже нельзя думать одно, а делать другое. Не получится претворится агнцем безгрешным будучи змеёй подколодной. 

Каждый из нас воскреснет не в своем земном возрасте, в котором он покинул эту жизнь, а в виде совершенном «тридцатилетнем». Мы узнаем друг друга, встретимся со всеми кого любили и кого ненавидели, кому помогли и кого толкнули к греху, кого старались похоронить в своей памяти и кого всю жизнь любили. Мы услышим радостное «спасибо» о ком молились, как не обойдут нас упреки и слезы тех о ком забыли. Именно тогда абсолютно все четко и окончательно поймут, что было лишь одно-единственное дело, которое надобно совершить за свою жизнь: заработать спасение в вечности. Станет ясным, что земная жизнь это было то время, когда каждый мог купить себе спасение, зарабатывая нужные для этого монеты своим собственным стремлением выполнять заповеди Божьи.

Хорошо сказал об ожидающем нас дне митрополит Антоний Сурожский:
«Суд этот страшен не из-за наказания. Когда человек наказан, он как бы чувствует, что отплатил свое, что совершенное им зло теперь изглажено наложенным на него страданием. Страшен этот суд тем, что рано или поздно мы перед своей совестью или перед Лицом Господним поймем, что это была мишура, пена, но что реальности в этом не было; что единственный смысл жизни был в уподоблении Христу, приближении к Нему, служении - и что мы всё это пропустили. И то мгновение, когда человек это обнаруживает - самое страшное мгновение».